АГНЕСЕ ИЗ ЗВОНКОГО ГНЕЗДА «ДЗЕГУЗИТЕ»

Агнесе Рудзите несколько лет пела в самом популярном детском ансамбле всех времен «Дзегузите». Пока другие девочки в то время играли с бумажными куклами, Агнесе вместе с другими детьми отправлялась на гастроли длиною даже в месяц. Оглядываясь на свое детство, Агнесе признает: «Детей надо загружать. Если свободного времени слишком много, его тратят впустую.»

 

Мы ровесницы. В детстве, живя в латгальском селе, смотрела и думала — вот это действительно большое счастье: петь в «Дзегузите». Как это было тогда — быть «кукушонку»?

Я пела в ансамбле с середины восьмидесятых до начала девяностых годов. В то время иногда было грустно: не попадаю на мероприятие с одноклассниками, на школьную елку, так как опять надо куда-то ехать, петь. Иногда бывало, что в полночь возвращалась домой после концерта и понимала: ой, мне еще учиться надо… Тем не менее, я даже не могу представить, какое было бы мое детство, если бы я не пела в «Дзегузите». Когда я вышла из возраста «кукушонка», у меня вдруг появилось столько свободного времени, что я даже не знала, как его заполнить. Но тут уже подоспел подростковый возраст, вечеринки, другие интересы, и, конечно, я нашла, чем заняться. Но я поняла: детей надо загружать, и это ответственность родителей. Мой сын сейчас учится в пятом классе, дочь — в первом, и у них тоже много дел.

 

А Ваш муж? Он тоже поет?

Нет, он-то не поет. Детские концерты посещает в качестве слушателя, но петь — нет.

 

А теперь, став взрослыми, бывшие «кукушата» чувствуют особую связь между собой?

Были различные этапы. Было время, когда, признаюсь, меня не особо интересовало, как дела у других «кукушат». Хотя никогда не теряла связь со своей подругой детства Илзе Яуналксне, также с одноклассником Мартиньшем Эглиенсом — с ними обоими вместе пели в «Дзегузите». С другими не встречались и не интересовались друг о друге годами. Но два года назад у нескольких теперь уже взрослых «кукушат» появилось чувство, что надо встретиться. Нашли друг друга в социальных сетях и встретились у Раймонда Паулса в школе Личу недалеко от Мазсалацы. Ощущения были фантастическими. Мы поняли, что среда, в которой мы были вместе в детстве, создала у нас похожие взгляды на жизнь, похожее чувство юмора — да, такое немного шероховатое: как у маэстро Раймонда Паулса. Все «кукушата» как неразрывная цепь: никогда не было так, что один состав поет и потом вдруг его полностью сменяют другие участники. Нет. Переход происходит плавно: некоторые старшие участники ансамбля уходят, на их место приходят несколько новых, таким образом у каждого «кукушонка» есть много людей, с которыми он вместе пел. Так мы тогда в школе Личу пропели всю ночь.

 

Какая Ваша нынешняя связь с «Дзегузите»?

Надо сказать, очень тесная. Моя дочь поет в «Дзегузите» — у нас создалась семейная эстафета, при том я не единственная мама, кто пела сама и у которой теперь и дети поют в «Дзегузите». Это фантастическое чувство!

Но самой существенной связью является новая книга Дайги Мазверсите о «Дзегузите», так как ансамбль только что отпраздновал свое 40-летие — «Дзегузите» основана в 1971 году. Появилась идея собрать воедино всю историю, и я надеюсь, что до конца года книга попадет в руки читателей. Макет «С одного гнезда» — такое меткое название книги — уже готов, осталось только напечатать. Автор Дайга Мазверсите проделала фантастическую библиографическую работу — она собрала так много фотографий, так много фактов и нюансов, про которые даже мы сами забыли. Это будет хорошая, ценная книга и благодарность за работу многолетнему руководителю «Дзегузите» Дайле Мартинсоне. Создавая эту книгу, мы — «кукушата» — еще больше сблизились и я еще лучше осознаю, как много мне дал ансамбль «Дзегузите» и пение.

 

У нас — ровесниц — в детстве наверно были похожие игрушки. Какие остались в Вашей памяти? Может быть какая-нибудь сохранилась?

Стараюсь вспомнить и понимаю, что мое детство — это «Дзегузите», так что я не помню, чтобы играла в куклы. У нас — «кукушат» — были другие игры. Такие с творческой, художественной настроенностью. Неделями проживая в гостиницах, по вечерам надо было чем-то заняться, и мы режиссировали самодельные представления — со скетчами, переодеванием, пением. Когда концерт был готов, приглашали гостей. Наши постановки смотрел и Раймонд Паулс, и Лайма Вайкуле. Не знаю, казались ли им смешными те шутки, которые веселили нас, но они действительно всегда приходили и были нашими зрителями. Это звучит вроде бы очень привычно, но я на самом деле могу сказать: у меня сохранились воспоминания детства.

 

Какие свидетельства о детстве Вы хотели бы сохранить для своих детей?

У меня для каждого ребенка выделена специальная коробка, я кладу туда все их рисунки и другие творения, созданные в детском саду, потом в школе. Дети знают об этих коробках и иногда даже перебирают их содержимое, посмеиваются. Я решила, что дети получат свои сокровища каждый на свое 18-летие. Конечно, используя возможности современных технологий, сохраняю и фотографии, и видеоматериалы.

 

У Вас есть своеобразная история о письмах, которые Вам мешками присылали сверстники из всей Латвии после сюжета в телепередаче «Скабарга». Ясно, что Вы не смогли ответить всем тысячам написавших…

То, что тогда произошло, было опрометчиво. Разговор состоялся за час до отправления во Владивосток. У меня брали интервью и спросили, не могу ли я дать свой адрес, если кто-то хочет написать письмо. Я назвала. Наверно, и создатели передачи не могли предвидеть, что отзывчивость будет такой большой. Я получила не несколько десятков или сотен писем. Это были тысячи тысяч. Когда я вернулась домой, моя мама была рассерженной: понимаю ли я, что натворила? Почтальонша звонила ей и сказала, чтобы приходили за письмами — принести она их не сможет. Это были картофельные мешки, наполненные тысячами писем. Казалось, мне прислал письмо каждый, у кого есть, чем писать. Мама пыталась сортировать, первым делом отобрав написанные людьми из мест лишения свободы. Я начала читать письма, но прочитать их все — нет, это было невозможно. С парой девочек я переписывалась, но время от времени ко мне на улице кто-то подходил и упрекал, что я ему не ответила.

 

А теперь? Теперь Вы пишете и получаете письма?

Нет, теперь от руки я писем не пишу, и, признаюсь, была бы очень удивлена, если бы узнала, что есть молодые люди, до сих пор отправляющие и получающие рукописные письма. Меняется время, меняются возможности. Мне кажется, что написанная от руки информация будет устаревшей уже до завершения и отправления письма. В наши дни существует гораздо больше возможностей для более быстрого общения, чем писать, отправлять и ждать письмо. Я предпочитаю встретиться с важными для меня людьми, нежели писать или звонить им. Но электронные, деловые письма как юрист, конечно, пишу каждый день.

 

Но если бы все же пришлось написать, что бы Вы писали в письме женщине, которая хочет петь, но думает, что у нее не настолько хороший голос, чтобы петь громко, поэтому она напевает в душе?

Здесь необходимо различить разные ситуации. Совершенно ясно: каждый, абсолютно каждый в силах петь, если есть желание. Эту способность можно совершенствовать и разработать — нужно только петь. Можно пойти в хор, в самодеятельность, главное — хотеть это делать. Не стоит робеть — надо стараться, действовать: даже из безнадежно сипящего, приложив усилия, можно сделать человека, который смело поет так, что и послушать можно. Это не из области фантастики. Но надо понимать, что не каждый может стать профессиональным певцом. Во первых, нужен талант, а во вторых, нужно вложить огромный труд, чтобы подняться на сцену и качественно петь для других. К сожалению, сейчас приходится видеть такие выступления, что действительно думаешь: лучше бы не пел. Моему поколению, кажется, характерна большая самокритичность, иногда, может быть, даже слишком строгая: если я не могу идеально, то не делаю вообще. Все зависит от того, как высоко мы ставим планку каждый для себя.

 

Что бы Вы писали женщине, которая думает, что она некрасива?

Могла бы задать встречный вопрос: кто красивая женщина? Это какие-то классические, правильные черты лица? Я думаю, что нет. Конечно, женщина должна быть ухоженной, но красивой ее делает что-то другое: лучезарность, нежность, жизнерадостность, светящийся взгляд и любовь к самой себе. Если женщина сама себя принимает, если она самодостаточна и любит себя — и другие ее полюбят. И не я это придумала. Это истина, которую повторяют снова и снова. Мы каждая наверняка знаем несколько женщин, которых нельзя назвать красавицами, описывая их внешний вид. Но эти женщины настолько привлекательны, что воодушевляют других и так приятно быть с ними вместе.

 

Ну, а если надо было бы написать письмо тем латвийским женщинам, которые боятся, откладывают или забывают пойти к своему врачу, что бы Вы писали в таком письме?

Честно говоря, я даже не понимаю, как можно бояться, откладывать или забыть пойти к врачу. Что еще в жизни является более важным, чем свое здоровье, здоровье детей и других близких? Меня часто удивляет отношение к здоровью. Как это возможно, что даже об очень серьезных проблемах со здоровьем женщины спрашивают совет на различных форумах в интернете? Как это возможно, что вместо того, чтобы побудить эту женщину обратиться к врачу, другая женщина убедительно отвечает, делясь своим опытом? Это ведь не обоснованный медицинский совет. Также меня удивляет пренебрежение к латвийским врачам. Мне доводилось сталкиваться и с врачами за рубежом, и я убедилась: наши специалисты самые лучшие. У них по многим вопросам гораздо больше опыта, чем у заграничных коллег, потому что наши врачи очень, очень много учатся и очень, очень много работают. Латвийские врачи часто работают в нескольких местах, поэтому количество принятых ими больных и в месте с тем и опыт несравненно больше, нежели у врача, который работает всего несколько часов в день. Конечно, у зарубежных коллег иногда есть больше технологических возможностей, чтобы помочь наладить здоровье, но не всегда это имеет решающее значение. Просто надо идти к врачу. Нельзя легкомысленно относиться к своему здоровью, нельзя пойти в аптеку и выбрать лекарство только по названию и внешнему виду коробки.

 

И что бы Вы сейчас написали в письме самой себе?

Я бы пожелала себе сохранить то чувство счастья, которое у меня сейчас есть. Я много работаю над собой и делаю себя такой, какой хочу быть. Хочу научиться не обращать слишком много внимания и не беспокоиться о буднишних мелочах. Уже два года стараюсь повседневные проблемы воспринимать спокойно, не обращая на них чрезмерное внимание. Постепенно мне это удается. Допускаю, что это также заслуга йоги. Незнаю, где кроется секрет йоги, но что-то она во мне меняет, и меня это удивляет. Я желаю себе сохранить это чувство.