Ания Пелуде: ОСМЫСЛЕННЫЕ ХЛОПОТЫ

Я знаю об Ании три вещи: Ания классно пишет, у нее цветы цветут как сумасшедшие и что у Ании трое детей. Чтобы всё это объединить в одну жизнь — много работы, много детей и много цветов — и при этом летать как на крыльях, надо уметь с этим всем справляться. И я иду к Ании этому учиться. Оказывается — секрет журналистки АНИИ ПЕЛУДЕ кроется в одном слове. Хотите его узнать?

 

Каковы Твои будни и каковы — выходные?

Они особо не отличаются. Просыпаюсь рано — с солнцем глаза открываются как пуговицы. Смеюсь, что мои биоритмы отлично работают: зимой, когда темно, сплю подольше, а с наступлением весны живу вместе с солнышком, чувствую себя прекрасно, и было бы глупо игнорировать эти природные часы.

Праздно валяться на пляже — кажется это не для меня. Слишком медлительно. В последнее время я все больше люблю слово «осмысленно». Жить осмысленно, проводить время осмысленно. Для этого мне необходимо двигаться и постоянно искать ту закрытую калитку, которую надо отковырнуть и открыть.

Когда этой весной спустя 14 лет решила сменить работу, Ты так и сказала: хочу посмотреть, что там скрывается за тем лесочком, за тем пригорком…

Да, чтобы потом, по прошествии времени вернуться с новым добром.

В издательстве «Santa» я проработала долгие годы, и моей гордостью является журнал «Ievas Veselība». Помню, как главный редактор издательства Санта в присущем только ей стиле прямо спросила: «Ну, так ты хочешь или не хочешь делать этот журнал о здоровье?» Да, да, да! — внутренне я визжала от радости. Журнал о здоровье был моей извечной мечтой! Так почти четыре года тому назад вместе с Иветой Вевере, исключительно положительной молодой особой, до того писавшей журналу «36,6», мы создали образ и тональность обращения «Ievas Veselība». Я была редактором с первого дня создания журнала. Расставаясь я чувствовала себя как мать, отпускающая ребенка в большую жизнь. Не хвастаясь могу сказать, что журнал был моим детищем — возможно, даже слишком, как сказала одна моя коллега: хозяйка Нискавуори… Поэтому расставание с журналом было очень тяжелым, я бы сказала — даже отважным… Но, также как вырастают дети, меняются и другие вещи в нашей жизни. Сейчас, когда больше не занимаюсь журналом «Ievas Veselība», иногда бью себя по пальцам, когда подкрадываются эти «материнские» чувства. Говорю себе: все, это больше не твое дело! Да, переживаю определенное эмоциональное похмелье, горечь привязанности, но — все улаживается. С радостью наблюдаю, как мои бывшие коллеги делают журнал, и у них это великолепно получается. Это хорошо! Главное, чтобы девочкам нравилось то, чем они занимаются, и чтобы они делали это осмысленно. Признаюсь, что для меня на уровне ощущений деятельность в журнале «Ievas Veselība» было самым осмысленным временем. Меня действительно все эти четыре года не покидала уверенность в том, что написанное нами кому-то реально помогает. Кривая подписки также все стремилась вверх.

И чем Ты занимаешься сейчас? Не сидишь ведь без дела?

Понемногу пишу для издания «Sestdiena», замышляю идеи. По сравнению с «Ievas Veselība», это совершенно другая журналистика. Иногда бывает тяжело, чувствую себя студенткой первого курса, которая за деревьями леса не видит. Но это вызов! «Ievas Veselība» была основана на умении показать, как человек должен позаботиться о своем здоровье в имеющейся ситуации и с имеющимися в его распоряжении средствами, в свою очередь в «Sestdiena» все рассматривается в более масштабной взаимосвязи: почему все происходит именно так, как происходит, в чем и какие были ошибки, кто и как должен был поступить иначе. Это другая журналистика. Здесь от меня требуется другое мышление, другой взгляд, и я с большим интересом смотрю, что там — за пригорком, за лесочком…

В разгаре лета наверно копаешься в саду-огороде.

Только что посадила тринадцать роз: разные по три, и еще четыре пышные кустарные розы. Я, правда, обещала дочери, что больше не буду разбивать ни одной клумбы, ни-од-ной! Обещание я сдержала — клумба не новая, я всего лишь расширила старые. У меня будут такие розы! Если не ошибаюсь, ‘Графиня ван Гандерберг’ — бутоны действительно напоминают темно-красное бархатное платье графини с фиолетовым отливом. Прекрасно! Еще подвязала помидоры. В парнике уже завязались маленькие помидорки, и на грунте тоже. В этом году впервые выращивала рассаду сама. Все думала: получится или нет. Все получилось классно! Если в саду что-то не получается, вспоминаю слова мастера по выращиванию облепихи Андрея Брувелиса: природе, также как и церкви, следует отдавать десятую часть плодов своего труда. Так оно полагается: из посеянного или посаженного что-то засыхает, что-то вымерзает, что-то сгрызается, что-то перекапывается.

Тем не менее, сад и огород доставляют тебе много радости, не так ли? С чего все начиналось?

Любовь получилась по принуждению. Намедни интервьюировала маму девочки из самой знаменитой пары лесбиянок в Латвии. Она мне сказала очень ценную мысль: когда жизнь заставляет тебя очень, очень вникнуть в какое-то дело, ты наконец начинаешь эту тему понимать. Так у меня было с садом. Сначала у меня не было выбора — ухаживать или нет за садом. Жизнь сложилась так, что этим просто надо было заниматься. Затем стала интересоваться, вникать, расспрашивать, пробовать — и увлеклась. Человек человеку посредством сада передает фантастическую энергию — кто-то приезжает, смотрит, что у меня выросло, удивляется, хвалит, благодарно принимает саженец и увозит с собой. Так создается смысл, когда удается «заразить» садом ближних и дальних соседей, и не приходится в одиночестве копаться в своих грядках задницей к небесам. Нет, нет — если от содеянного нет радости ни самому, ни другим, то этим заниматься не следует.

А дети? Дети — это осмысленно?

Количество не имеет значения, но их у меня трое. Янцису уже 28 лет, Лайне — 27, а Карлису — 16 лет. Да, это осмысленно. Может, еще и потому, что взрослые дети отражают наши не свершенные дела. Понимаю, что, возможно, слишком мало с ними разговаривала — следовало это делать еще больше. Нет, мне грех жаловаться: главное, что в душе они все трое прекрасные люди.

Как Ты справляешься, если допустила серьезную ошибку: в действиях, решениях, на словах? Махнешь рукой, мол, с кем не бывает, прячешься в уголочек или делаешь вид, что ничего не произошло?

За свои ошибки самую высокую цену заплатила я сама — тут даже не нужно выговоров и наказаний. Я мысленно отрубала себе руку, приговорила к расстрелу, десятки раз сжигала на костре, потом воскресала и снова сжигала. Беседы с собой — это и есть самое строгое наказание. Но в каждой такой ситуации необходимо конструктивное решение. Определить ошибку и следующий шаг — сконцентрировать все свои умения, чтобы все упорядочить. С некоторыми людьми, первая встреча с которыми была не очень приятной, чтобы не сказать неприятной, потом мы даже подружились и продолжаем встречаться. Ведь человек понимает и оценивает, что твои помыслы были наилучшими, а не направленными на нанесение вреда.

Неприятности и несчастье — что есть что?

Не могу ответить на этот вопрос, ведь трудно определить, что именно есть несчастье. Неприятности? Как это определить? У нас было животное — дегу. Когда сестра его подарила Карлису, я поначалу подумала: фу, крыса, только с кисточкой на конце хвоста. Но постепенно я привыкла к нему и даже полюбила. Уцис — так мы его называли, от слова «ucināms» (няньчимый). Уцис ночью забирался ко мне под одеяло, в тепло, и я очень остерегалась, чтобы его ненароком не раздавить — даже осторожнее чем с маленьким ребенком. Но вдруг Уцис пропал. Куда? Мы так и не узнали: возможно, упал с балкона, может, забрался в канализационную трубу, ведь на кухне тогда был ремонт. Искали мы своего Уциса, но так и не нашли, вот это были неприятности…

А несчастье? Не знаю. Иногда со стороны кажется, что это несчастье, а человек сам происходящее воспринимает иначе. Моя дочь работает в специализированном детском садике, где ежедневно встречаются дети с особыми потребностями и их родители. Можно подумать: больной ребенок — это большое несчастье и для него самого и для его родителей. Но родители не воспринимают своего ребенка в качестве несчастья! Почему кто-то со стороны должен расценивать это как несчастье?

Что я определенно не хочу пережить — это война. Когда вижу, что происходит сейчас в Сирии или других странах Востока, понимаю — да, это… Правда, не знаю, можно ли это назвать несчастьем, скорее всего, это человеческая глупость, непонятные мне амбиции, цинизм.

В беседах с подругами я слышала признание: да, и мне иногда казалось, что я тяжело, даже неизлечимо больна. Как это объяснить?

Обычно такие мысли порождает незнание.

О здоровье и медицине все готовы говорить постоянно: у всех свое мнение!

Да, да, только всегда следует обдумать, насколько это осмысленно. Когда после выписки из центра скорой медицинской помощи больницы Страдыня пропал фотограф и его через месяц нашли мертвым в яме на территории той же больницы, общественность возмутилась. Так мы можем постоянно состязаться: кто громче возмутится. И что с того? Посему с радостью наблюдала, как в приемном покое с медиками встречалась министр здравоохранения с целю проанализировать ситуацию и исправить то, что можно исправить. Это опять рассказ об осмысленном действии, и могу всем пожелать успехов. Пусть у нас всех будут успехи.

А ты сама? Говорят ведь, что сапожник вечно босой. Человек, постоянно пишущий о здоровье и медицине, проверяет ли свое собственное здоровье от кончиков пальцев до пят?

Я исправилась! Сходила даже к семейному врачу просто так — для профилактики. Врач спросила — на что жалуюсь? Нет, я ни на что не жаловалась. Без упреков, что трачу ее дорогое время и за дверью кабинета сидят другие люди с серьезными заболеваниями, доктор измерила мне давление, послушала сердце, выписала направление на анализы — результаты я могла узнать по телефону. Я была действительно приятно удивлена. Почему-то мне казалось, что доктор меня не поймет, но все было прекрасно: здоровье надо проверять профилактически, и медики это не воспринимают как чудачество. Яснее ясного!